Add Me!Close Menu Navigation
Add Me!Open Categories Menu

Использование сургуча

Сургуч с древних времен использовался для разных нужд. Мы приведем примеры,некоторых из них.

Закалка стали

Как известно, стали можно придать путем особой закалки такую твердость, что она будет резать стекло, подобно алмазу. Но не всем известно, что существует очень простой способ для придания стали такой твердости. Шило, лезвие ножа или другой инструмент накаливаются добела и тотчас же погружаются в обыкновенный сургуч на одну секунду. Эту операцию повторяют беспрерывно, выбирая каждый раз для погружения свежее место в сургуче, до тех пор, пока сталь не остынет и не будет больше входить в сургуч. Тогда процесс закалки считается законченным. Остается снять приставшие частицы сургуча. При употреблении закаленного таким способом острия или лезвия из стали рекомендуется каждый раз смачивать их скипидаром. Т. Азарова.

Сургуч изумительно смотрится в декоре зеркал. Смотрите примеры декора зеркал на сайте бутика Антонович Хоум: http://antonovich-home.com/katalog/dekor-iz-zerkal-i-stakla

Когда-то существовали анкеты, вопрошающие: «Какие десять необходимых предметов вы взяли бы с собой на Луну?» И многие включали в этот список канцелярские мелочи. Разумеется, не кнопки, скрепки и дыроколы — без них на Луне худо-бедно, можно обойтись. Но обязательно: ручки, карандаши, чернила, бумагу, тетради. Видно, собираясь с их помощью записывать свои впечатления о лунной жизни или сочинять письма на Землю: «Здравствуйте, дорогие мама, папа, бабушка. Долетели мы хорошо. Здоровье хорошее. Аппетит нормальный. Чего и вам желаю:» Так было еще недавно. Теперь же наступило время, которое из далекого XIX века угадал писатель Владимир Одоевский: переписка заменилась «электрическим разговором». И мы, вволю натешившись «электрическими разговорами», заявляем: это очень жаль. Что остается от «электрического разговора»? Так, исчезающее облако. А письмо? В.И. Даль назвал письмо беседой, посылаемой от одного лица к другому. И если личные беседы мы проводим за чаем, кофе или кому как нравится, то письменные беседы украшали письменными принадлежностями. Тщательно отбирали бумагу, цвет чернил, конверты, открытки: А еще раньше ставили на письмах личную печать, подбирали цвет сургуча, коим письмо запечатывали. Ведь конверт появился позже письма. Вот как описано такое письмо первой четверти XIX века в рассказе К. Случевского: «Пафнутий открыл письмо; в те дни люди обходились большею частью без конвертов, и серо-голубоватая бумага письма попросту складывалась и припечатывалась с одного края очень плохим красно-бурым хрупким сургучом; при малейшем сгибе сургуч осыпался, и кому только случалось держать в руках наивные письма того времени, тот видел, конечно, много раз то место, к которому некогда был приложен сургуч; память его временного местопребывания обозначается обыкновенно небольшим красноватым пятнышком. Сургуч своевременно осыпался долу, точно так же, как и человек, писавший письмо».
Человека нет. Но письмо-то осталось. И в нем он ведет беседу уже с вами. И вы живо откликаетесь на малейшие подробности. Скажем, на изменения цен: «30 октября 1922 года — трамвай 500 тысяч станция, 4 декабря — 1 миллион станция, коробка спичек — 200 тысяч, номер «Известий» — 400 тысяч, 10 яиц — 5 миллионов, кружка молока — 1 миллион 200 тысяч, 2 сентября 1923 года — газеты не по средствам — 20 миллионов номер».
Так что частное письмо с течением времени становится ценным историческим источником. И не только своим содержанием, но своим видом: на чем написано, чем и каково вообще было отношение к делу.